Пока не грянул Чернобыль

В наследство вновь образованным лесничествам Ветковского спецлесхоза перешли крепкие, устоявшиеся за десятки лет традиции лесоводов Беларуси. Как струйки лесных криничек ручейками собираются в мощный поток, так люди разных населённых пунктов района собирались в лесничествах лесхоза для решения новых, не имеющих аналогов в мировой практике лесоводства задач. Объединяли лесоводов любовь к родному краю, верность выбранной профессии, заботы становления предприятия в совершенно других условиях работы. Ветковское и Светиловичское лесничества со своими частично сохранёнными штатами стали ядром, на основе которого надо было начинать работу спецлесхоза. Основанные с нуля Столбунское и Новиловское (впоследствии — Великонемковское) лесничества вошли в рабочий режим в 1994 году.

С 1973 по 1993 гг. на посту лесничего Великонемковского лесничества находился Михаил Павлович Домосканов. С 1993 по 2006 гг. лесничество возглавлял Вячеслав Иванович Пархоменко. С 2007 по 2012 годы во главе Великонемковского лесничества стоял Анатолий Сергеевич Мельников.

Помощники лесничих: Пётр Алексеевич Марковский, Иван Покусов, Пётр Иванович Капитоненко, Александр Михайлович Домосканов, Владимир Анатольевич Сосновский, Александр Сергеевич Бодиловский.

Бухгалтеры: Елена Павловна Шубкина, Валентина Викторовна Ковалёва, Валентина Николаевна Маслова, Ирина Петровна Домосканова, Надежда Ивановна Езерская.

В составе Чечерского лесхоза Гомельского управления лесного хозяйства лесничество под названием “Покотское” в 70-80-е годы играло роль отдалённого структурного подразделения. Его штат занимался подготовкой лесосечного фонда, осуществлял рубки ухода за лесом, санитарные мероприятия, обеспечивал древесиной местное население.

В то время это был глухой лесной массив в поймах рек Покоть и Сож с грунтовыми лесными дорогами, зачастую не эксплуатируемыми в условиях весенней распутицы. Массив привлекал лесозаготовителей (леспромхоз) спелыми лесными выделами, но вывозка деревьев носила сезонный характер. Для коллектива лесничества тех лет основной функцией являлась охрана леса от пожаров и самовольных порубок. Рубки промежуточного пользования концентрировались в кварталах вдоль основных дорог — только при таком ведении лесопользования заготовленная древесина поступала для нужд народного хозяйства без больших затрат на перевозку.

Спокойная размеренная лесохозяйственная деятельность располагала к аналитической работе лесоводов, исключающей дорогостоящие ошибки, допускала возможность внедрения передовых методов работы, ведение побочного пользования лесом (сенокошение, сбор дикорастущего древесного (кора, пневой осмол) и недревесного сырья (ягоды, грибы, лекарственные растения)).

Поколения покотских лесоводов передавали своё мастерство, опыт, любовь к природе молодому поколению, детям. Уважение со стороны односельчан было неподдельным — лесник являлся незыблемым авторитетом, примером крепкого крестьянина. Без лесника не обходилось ни одно сколько-нибудь важное событие в жизни деревни — проводы в армию, свадьба, крестины, распределение покосов…

В 1986 году размеренная налаженная жизнь лесничеств была нарушена. Катастрофа на Чернобыльской АЭС тёмным радиационным облаком накрыла ветковские леса. Началось отселение жителей в чистые районы Беларуси, которое коснулось и кадров лесничества. Ведение лесного хозяйства усложнилось и требовало нахождения в радиационном лесу добровольцев, которые решили не оставлять лес на произвол судьбы. Не оставили свои посты лесничий Михаил Павлович Домосканов, лесник, мастер леса, впоследствии — помощник лесничего Пётр Иванович Капитоненко, его отец — лесник Иван Павлович Капитоненко, лесники Николай Семёнович Шорников, Григорий Филиппович Концевой, Михаил Андреевич Кончиц, Иван Емельянович Пархоменко.

Начался новый этап в жизни и работе. И опять на первое место встала охрана леса от пожаров и лесоразведение на землях, вышедших из-под сельхозпользования. Все силы были нацелены на то, чтобы максимально снизить распространение радионуклидов по воздуху с дымом лесных пожаров и пылью от ветровой эрозии на брошенных пашнях. А ещё определённую угрозу представляла “армия” лесонарушителей — “чёрных” лесорубов и мародёров, выдиравших из брошенных деревень срубы, кирпичи, блоки, металл… Всё шло на поживу преступникам, щедро “делившимся” радиацией с желающими купить дёшево.

Михаил Павлович Домосканов, достигнув пенсионного возраста, с честью передал дела вновь назначенному лесничему — перешедшему из сельского хозяйства агроному Вячеславу Ивановичу Пархоменко. Сын старого лесничего — Александр Домосканов — по окончании Полоцкого лесного техникума вернулся на родину и занял должность мастера леса в Новиловском лесничестве.

Ветковское лесничество десятки лет (40-80-е годы прошлого столетия) находилось в составе Гомельского лесхоза Гомельского областного управления лесного хозяйства. Рубки промежуточного пользования концентрировались в кварталах вокруг Ветки и вдоль основных дорог: “Ветка — Светиловичи”, “Ветка — Беседь — Речки”. Леса лесничества являлись излюбленными местами массового отдыха горожан областного центра и района.

В Ветковском лесничестве на посту лесничего в разные годы находились: 1993-1994 гг. — Александр Григорьевич Езерский; 1994-1997 гг. — Владимир Владимирович Лапаев; 1997-2005 гг. — Владимир Николаевич Курзов; с 2005 года — Андрей Алексеевич Лузиков.

С 80-х годов и до 2003-го бессменным помощником лесничего Ветковского лесничества был Александр Аркадьевич Домбровский. С 2003 года и по настоящее время эту должность занимает Андрей Владимирович Прокошин.

С момента основания лесхоза в рядах работников Ветковского лесничества были лесничий Александр Григорьевич Езерский, помощник лесничего с начала 80-х до 2003 года Александр Аркадьевич Домбровский, мастер леса Александр Викторович Крылов, лесники Владимир Егорович Чуешков, Виктор Михайлович Антропов, Сергей Арсентьевич Судиловский.

Столбунское опытно-производственное лесничество. На посту лесничего здесь в разные годы были: 1985-1993 гг. — Леонид Сергеевич Николаев; 1993-1997 гг. — Владимир Иванович Сальников; 1998-2003 гг. — Сергей Михайлович Бураков; 2003-2004 гг. — Владимир Петрович Азаренко; 2005-2011 гг. — Пётр Иванович Бритов; с 2011 года и по настоящее время — Николай Евгеньевич Гарамьёв. В дочернобыльское время Столбунское лесничество представляло собой лесные насаждения, разбросанные от пойм рек Беседь, Сож и Столбунка до бывших казацких куреней на границе с Россией. Вывозка древесины носила здесь сезонный характер. Для коллективов Закружского и Светиловичского лесничеств тех лет основной функцией являлась охрана леса от пожаров и самовольных порубок. Рубки промежуточного пользования концентрировались в кварталах вдоль дорог: “Столбун — Светиловичи — Чечерск”, “Столбун — Великие Немки — Красная Гора”, “Столбун — Ветка”. При таком ведении лесопользования заготовленная древесина в небольших объёмах и без лишних затрат на перевозку поступала для нужд народного хозяйства.

poka-ne-gryanyl-chernobil

В 1986 году размеренная налаженная жизнь лесничества была нарушена. И хотя Столбун не вошёл в перечень населённых пунктов, подлежащих переселению, проблема замены выехавших работников коснулась и состава лесничества. Но свои посты не оставили лесничий Леонид Сергеевич Николаев, мастер леса Михаил Иванович Бураков (впоследствии — помощник лесничего), лесники Иван Алексеевич Рябиков, Иван Максимович Гришечкин и другие.

На посту лесничего в Светиловичском лесничестве в разные годы были: конец 50-х-1985 гг. — Кругляков; 1985-1996 гг. — Леонид Сергеевич Николаев; 1996-1999 гг. — Леонид Иосифович Ковалёв; 1999-2003 гг. — Константин Павлович Кончаускас; с 2003 года — Виктор Евгеньевич Рассафонов. В 70-80-е годы лесничество осуществляло целый спектр разнообразных работ. Оживлённая густозаселённая местность (население Ветковского района в те годы достигало 40-45 тысяч жителей, в том числе в сельской местности — 32-37 тысяч) снимала вопросы по продаже дров — остатков практически не было, а сами уходы за лесом опирались при их планировании, в первую очередь, на потребности местного населения.

Катастрофа на Чернобыльской АЭС внесла изменения в жизнь лесничества. Светиловичи подлежали выселению, в числе переселенцев были и специалисты-лесоводы. Но не оставили лес на произвол судьбы лесничий Леонид Сергеевич Николаев, помощник лесничего Анатолий Илларионович Бараболкин, бухгалтер Антонина Кондратьевна Севрюк, мастера Николай Потапович Малахов и Иван Борисович Зезюлин, лесники Иван Николаевич Бабонов, Николай Павлович Мохорев и многие другие.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.