Это не должно повториться

В истории Великой Отечественной войны действительно существует немало белых пятен и дискуссионных проблем, требующих всестороннего, глубокого и объективного изучения. Но это обстоятельство ни в коем случае не является поводом или основанием для пересмотра базовых фактов нашей истории. О чем, кстати, и говорится в дополнениях и изменениях в Конституцию нашей страны.

Например, уже более десятилетия отдельные зарубежные и доморощенные исследователи пытаются не только изложить свой взгляд на вопрос размера потерь в рядах Красной Армии и среди гражданского населения в годы Великой Отечественной войны, но и навязать свои измышления максимальному числу окружающих, подменив реальные исторические факты замаскированными под исторические открытия фантазии.

Я, историк по образованию и внук фронтовика, к таким фактам фальсификации событий и оценок отношусь с откровенным негодованием. Потому с немалым интересом прочёл в одной из центральных республиканских газет небольшую публикацию, в которой профессор БГПУ имени М. Танка, доктор исторических наук Эммануил Иоффе ещё несколько лет назад опровергал домыслы оппонентов, слишком уж упрощённо подходивших к освещению важных исторических событий.

В частности, Эммануил Григорьевич опровергал слова некоторых авторов о том, что в годы войны погибло очень мало белорусов — каждый двенадцатый, а кроме того, примерно 800 тысяч человек умерли за это время естественной смертью.

Вот настоящие цифры и факты, которыми владеют и оперируют настоящие историки…

В 1941 году, накануне Великой Отечественной войны, население БССР составляло 9 млн 183,4 тысячи человек. Мобилизация, оккупация и активные боевые действия, конечно же, эту цифру серьёзно изменили. Но в годы Великой Отечественной войны люди не только погибали, умирали, а и рождались. Ведь сегодня рядом с нами живут сотни тысяч человек, в паспортах которых отмечены места их рождения — населённые пункты Беларуси — и годы рождения: 1941-й, 1942-й, 1943-й и 1944-й. По данным демографа А. Ракова, во второй половине 1941 года в БССР родилось 215,9 тысячи человек, в 1942-м — 173 тысячи, в 1943-м — 125,8 тысячи, в 1944-м — 139,9 тысячи, в январе — апреле 1945 года — 126,6 тысячи человек. Кроме того, существуют неофициальные данные о рождении детей в оккупированных нацистами странах Европы в годы Второй мировой войны, отцами которых были немецкие, австрийские, венгерские и другие солдаты и офицеры, которые воевали на стороне Третьего рейха. Общее число таких детей составило около трёх миллионов, в том числе около трёхсот тысяч детей на территории Беларуси. Конечно, это неутихающая боль нашего народа, о которой нигде раньше ничего не писалось, не сообщалось и не говорилось, так как в большинстве случаев это тщательно скрывалось.

Эммануил Иоффе детально изучил хроники городов и 118 районов нашей страны с целью определения общего количества жертв нацистского геноцида мирного населения. В Брестской области погибло 337 115 человек, в Витебской — 376 002, в Гомельской — 176 208, в Гродненской — 208 211, в Могилёвской — 255 279, в Минской — 198 793 человека. В городе Минске и окрестностях погибло более четырёхсот тысяч человек. Эта цифра включает в себя данные о погибших в Тростенецком лагере смерти, концлагере «Дрозды» и других лагерях смерти. Из этой цифры профессор вычел 80 тысяч военнопленных, погибших в Масюковщине, и 26 453 иностранных еврея, погибших в Минском гетто и Тростенецком лагере смерти. Получается 293 547 человек.

Таким образом, жертвами нацистского геноцида на белорусской земле в 1941–1944 годах стали 1 845 155 жителей Беларуси. Из этой цифры вычтем 715 тысяч белорусских евреев — жертв Холокоста. Получается 1 130 155 человек. Считая, что 80 процентов этих людских потерь составляют белорусы, Эммануил Иоффе определил, что жертвами нацистского геноцида белорусского народа в годы Великой Отечественной войны стали 904 124 человека, а не 450–500 тысяч, как утверждают некоторые авторы.

Кроме того, на принудительных работах в Германии погибло 173,2 тысячи человек, в преобладающем большинстве белорусы. Так что общая цифра погибших белорусов составляет 1 077 324 человека.

Накануне войны в БССР проживало 9 183 400 человек. Вычтем из этого количества 990 тысяч евреев. Получается 8 093 400 человек. 80 процентов от этого числа составляет 6 474 720 человек. 1 077 124 человека составляет более 15 процентов от 6 474 720 человек. Это значит, что в результате нацистского геноцида белорусского народа в 1941–1944 годах погиб каждый шестой-седьмой белорус, а не каждый двенадцатый.

Теперь о фронтовых потерях. В годы Великой Отечественной войны и во время войны с Японией на фронтах сражалось 1,3 миллиона белорусов и уроженцев БССР. После выхода книг «Память» читатели смогли познакомиться со страшными фронтовыми потерями во многих населённых пунктах нашей страны, главным образом среди тех, кто был мобилизован из населённых пунктов БССР, освобождённых в 1943–1944 годах, особенно на территории Западной Белоруссии, где в 1941 году не успели провести мобилизацию. Во многих деревнях «мужиков выкосило начисто». Здоровыми домой возвращались единицы, а из госпиталей — инвалиды. Поэтому очень близок к истине был авторитетный белорусский военный историк, доктор исторических наук, профессор Владимир Лемешонок, который еще в 1995 году подчёркивал: «Што тычыцца Беларусі, то да апошняга часу лічылася, што ў нашай рэспубліцы загінула 2,2 мільёна чалавек. Але гэтая лічба патрабуе ўдакладнення. Не ўлічаны… паводле няпоўных дадзеных, больш за 600 тысяч жыхароў Беларусі, якія загінулі на франтах вайны». Есть основания полагать, что в это количество он включил большинство пропавших без вести. Кроме того, в 1941–1944 годах погибли 44 791 белорусский партизан и около 37,5 тысячи подпольщиков.

Одно из белых пятен в истории Беларуси 1941–1945 годов — это изучение коллаборационизма. Известно, что партизаны и подпольщики, диверсионно-разведывательные группы и отряды по линии НКВД и НКГБ уничтожили около 60 тысяч полицаев, старост, бургомистров и других коллаборационистов и членов их семей. Большинство из них были белорусами и уроженцами Беларуси (более 55 тысяч человек).

По подсчётам Эммануила Иоффе, в годы войны попало в плен 336,6 тысячи жителей БССР. Вернулись на Родину 103 053 белоруса и около 15 тысяч представителей других национальностей. То есть в плену погибло 218 547 человек.

Более 100 тысяч человек умерло на оккупированной и прифронтовой территории от голода, бомбёжек, артиллерийских обстрелов, тяжёлых условий жизни, непосильного труда по строительству оборонительных позиций для оккупантов, а также от мин в лесах, на просёлочных дорогах и на минных полях в 1944–1945 годах, уже после освобождения Беларуси.

Итак, по неполным данным, людские потери Беларуси в годы Великой Отечественной войны и войны с Японией составили 3 074 193 человека (1 845 155 человек + 173,2 тысячи + 600 тысяч + 44 791 человек + 37,5 тысячи + 55 тысяч + 218 547 + 100 тысяч человек). Получается, что погиб каждый третий житель БССР, если сравнивать с довоенной численностью населения республики в 9 183,4 тысячи человек, или округлённой цифрой в 9,2 миллиона человек.

Ещё одна навязываемая белорусам извне дезинформация касается количества сожжённых сёл и деревень. Так некоторые исследователи утверждают, что повторяемая всюду фраза о «сотнях сожжённых белорусских сёл» — это миф, потому что сожжены в абсолютном большинстве «не белорусские вёски, а еврейские местечки». К сожалению, сожжение белорусских деревень нацистами и их пособниками-коллаборационистами не миф, а горькая правда, которая подтверждена немецкими документами и чудом уцелевшими живыми свидетелями нацистского варварства. В связи с этим нашим читателям важно ознакомиться с уникальной книгой «Трагедия белорусских деревень 1941–1944: документы и материалы». Её составители отмечают: «…За период с 1941 по 1944 гг. ими (фашистами. — Прим.) сожжены 9200 сёл и деревень, 5295 из них фашисты уничтожили вместе со всем или частью населения. В Витебской области 243 деревни сжигались дважды, 83 — трижды, 22 — четыре раза и более. В Минской области дважды сжигались 92 деревни, трижды — 40, четырежды — 9, пять и более раз — 6 деревень. 186 белорусских деревень не возродилось».

Так что никогда не верьте словам о том, что завоюй нас фашисты, жили бы в богатой Европе! 22 июня 1941 года в Беларусь пришли карательные операции и тысячи сожжённых деревень, лагеря смерти и гетто, показательные казни и устрашающие виселицы в городах. Белорусский народ хотели поставить на колени, заставить служить. Нет — тогда раздавить, унизить, с немыслимой жестокостью стереть с лица земли. Не получилось.

Истинные белорусы привыкли склонять головы перед подвигом, но никогда перед врагом.

Подготовил Н. ЮРЧЕНКО.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.