Даём человеку второй шанс

Исправительная колония-поселение №21 была образована 28 ноября 1992 года. Изначально её создали как исправительно-трудовую колонию-поселение для осуждённых женщин, совершивших умышленные преступления. Местом расположения ИКП-21 было выбрано одно из красивейших мест Ветковского района — урочище Шубино, в междуречье рек Сож и Беседь.

Учреждение расположилось в лесу на берегу реки Сож в двадцати пяти километрах от областного центра и шести — от города Ветки. Здесь когда-то был филиал учебно-курсового комбината Гомельского “Облсельхозпрода”. Здания, принадлежавшие комбинату, не эксплуатировались к тому времени около семи лет и были переданы в МВД.

Природа завораживала своей красотой и первозданностью. Однако столь прекрасное живописное место омрачали последствия аварии на ЧАЭС: подразделение расположилось в зоне первоочередного и последующего отселения, загрязнённость радионуклидами которой официально составляла свыше 40 Кю/км2. Разрешили же открыть колонию только после проведения целого ряда мероприятий по дезактивации территорий и зданий.

Образование колонии было связано с некоторыми политическими моментами, происходившими в обществе. В первую очередь это распад СССР, вследствие чего Россия отказывалась принимать на “перевоспитание” наших осуждённых женщин, которые раньше направлялись в колонию-поселение города Кемерово. Возникла необходимость образования своей колонии-поселения, которая расположилась бы на территории Беларуси. К тому же из Ветковского района в связи с высокой степенью загрязнённости радионуклидами были отселены целые деревни, тысячи человек выехали на постоянное место жительства в другие регионы республики. Многие хозяйства не могли продолжать своё существование, район нуждался в рабочей силе. На фермах и полях даже не отселённых деревень некому было работать.

Решив эти две задачи созданием колонии-поселения, не оставалась в стороне и самая главная — исполнение наказания, определённого судом, и подготовка осуждённых к жизни на свободе, то есть осуществление конкретного процесса ресоциализации.

Пройдя все процедуры по документированию образованного учреждения, в Ветковском районе появилась исправительно-трудовая колония-поселение №21, которая условно получила название УЖ-15/21. Уже спустя пару месяцев для отбытия наказания в колонию прибыли первые осуждённые женщины. Они работали на объектах агропромышленного комплекса и предприятиях ЖКХ Ветковского района и самого райцентра. Работа была не из лёгких. Поэтому, учитывая специфику района, расположение колонии-поселения и тяжесть труда, возросла необходимость в мужской рабочей силе.

Таким образом, летом 1997 года был издан Приказ МВД Республики Беларусь “Об организации участка для содержания осуждённых мужчин при исправительно-трудовой колонии-поселении №21”. В распоряжение министерства внутренних дел по согласованию с райисполкомом были переданы и два других корпуса, которые располагались на данной территории и в которых ранее находились база отдыха предприятия “Сейсмотехника” и санаторий завода “Белэмальпосуда”. Оба корпуса с момента произошедшей в 1986 году катастрофы на ЧАЭС не эксплуатировались и находились в полуразрушенном состоянии. Создание и становление новой колонии на берегу реки Сож было поручено опытному офицеру Леониду Зинкевичу, который до этого проходил службу в должности заместителя начальника ИТК-4 по режиму и оперативной работе. Ему удалось в кратчайшие сроки установить крепкие деловые отношения с руководителями хозяйств Ветковского, Буда-Кошелёвского и Гомельского районов, что позволило решать вопросы трудоустройства, повышения зарплаты осуждённых, дальнейшего развития колонии и строительства подсобных помещений.

После перевода полковника внутренней службы Зинкевича на повышение учреждение возглавила его заместитель по исправительному процессу и работе с личным составом подполковник внутренней службы Галина Забродская, ставшая первым начальником-женщиной в подразделениях ИУ Гомельской области и республики. Становление её в должности начальника колонии проходило в период ужесточения требований со стороны вышестоящих органов к организации исправительного процесса, укреплению режима содержания осуждённых, сокращению уголовных преступлений. Необходимо было пересматривать подходы к отбору осуждённых, к усилению надзора за ними. Галина Владимировна со всем этим справилась. Количество побегов осуждённых из колонии было сокращено до минимума.

В 2006 году Галина Забродская вышла на пенсию и в настоящее время является казначеем первичной ветеранской организации. Будучи на заслуженном отдыхе, она и сейчас оказывает помощь в организации исправительного процесса с осуждёнными и в работе с личным составом.

В настоящее время ИКП-21 возглавляет подполковник внутренней службы Сергей Шумигай. О коллективе, которым он руководит, Сергей Васильевич отзывается с глубоким уважением. Здесь служат высокопрофессиональные сотрудники, которые чётко осознают всю сложность и специфику работы. Здесь нет случайных людей. В целом же коллектив молодой и перспективный. Постоянно проводятся культурные и спортивные мероприятия для сотрудников и членов их семей.

В пенитенциарной системе работать нелегко. Необходимо быть достаточно хорошим психологом. К примеру, начальник отряда — это и мама, и папа для осуждённых. Человек, занимающий эту должность, обязан знать всю подноготную отбывающего наказание. Он лично подбирает для него соответствующую работу. Одной из немаловажных задач, входящих в обязанности начальника отряда, является поддержание и, если такое будет необходимо, восстановление родственных связей осуждённого с его семьёй. Бывали случаи, когда осуждённый более пяти лет не общался со своей семьёй, а благодаря вмешательству в данную ситуацию сотрудника колонии общение возобновилось, конфликт сглажен. Поэтому начальник отряда — это одна из ключевых фигур в исправительном процессе. От его работы зависит очень многое. Не каждый сможет справиться.

Сергей Шумигай отмечает, что человек, пройдя должность начальника отряда, сможет работать на любой должности в колонии. Это своего рода участковый инспектор…

ИКП-№21 рассчитана на содержание двухсот человек. Это единственная в республике колония, где содержатся и женщины, и мужчины. На данный момент фактически отбывают наказание свыше ста пятидесяти осуждённых. Если остановиться на конкретных цифрах в разрезе совершённых преступлений, то около тридцати процентов от общего количества отбывающих наказание осуждены за преступления, совершённые против жизни и здоровья человека. Такая же часть — за кражи, разбои и грабежи. 30% — за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических веществ. Оставшиеся 10% — за должностные преступления.

Специфика ИКП-№21 заключается ещё и в том, что к ним прибывают отбывать наказание, так сказать, из зала суда. Например, если мужчин, совершивших ДТП, направляют для отбытия наказания в ИКП-№16 (г. Горки), то женщин — в вышеуказанную колонию. Также сюда направляют женщин, твёрдо вставших на путь исправления и отбывших определённую часть наказания, по замене режима на более мягкий. В то же время к злостным нарушителям применяется возврат к их прежнему режиму, в изоляции от общества, так как осуждённый не доказал своё исправление. Основным видом нарушений среди осуждённых является пьянство и уклонение от отбытия наказания, выражающееся в самовольном уходе или нежелании работать.

В ИКП-№21 осуждённые проживают в одном здании, как в обычном общежитии. Только наличие на первом этаже дежурной части и раздельных этажей для женщин и мужчин с разными входами выдаёт принадлежность помещения к определённым строгим правилам поведения.

В колонии-поселении осуждённые содержатся за счёт собственных средств. Каждый осуждённый (или осуждённая) сам зарабатывает себе “на хлеб” своим трудом, оплачивает коммунальные услуги за пользование светом, газом, водой. Они сами обеспечивают себя продуктами питания, одеждой и сами готовят еду. На территории колонии есть магазин, где в продаже имеется всё необходимое для жизни.

К работе привлечены все, за исключением осуждённых, которые временно по состоянию здоровья не могут трудиться. В подобные учреждения изначально направляются трудоспособные, так как они сами должны обеспечить своё пребывание здесь. В этом и заключается отличие от “закрытой” колонии, где осуждённые на полном обеспечении государства. Трудятся они в основном в сельхозпредприятиях Ветковского района. Здесь нужно каждому подобрать подходящий объект, к тому же хорошо оплачиваемый, потому что большинству отбывающих наказание необходимо выплачивать долги по искам.

Осуждённые абсолютно разные по всем критериям. Кто-то добросовестно отбывает назначенное ему наказание, выплачивая как можно большую сумму по искам, кто-то норовит от такой повинности держаться подальше. Данный факт влияет на решение комиссии по условно-досрочному освобождению, ведь это является прямым доказательством положительного момента вставшего на путь исправления либо наоборот.

Рабочий день осуждённых начинается с семи часов утра, когда их развозят по рабочим местам на предприятия. К вечеру всех привозят. Так проходит вся неделя с понедельника по субботу включительно. Лишь в воскресенье у них свободный от рабочих будней день. Осуждённые сами убирают территорию колонии, разбивают клумбы, мастерят поделки. Даже имеется на улице своеобразный спортивный зал под открытым небом с самодельным спортивным инвентарём. Регулярно проводятся для отбывающих наказание культурно-массовые и спортивные мероприятия. Здесь проходят концерты к праздничным датам, подготовленные как силами осуждённых, так и приглашённых артистов. Можно поприсутствовать и на театрализованных постановках, посвящённых великим датам в истории. Причём сами же осуждённые выступают в роли режиссёров и актёров.

Часто посещается Хальчанский социальный приют для детей, которых отобрали у нерадивых родителей. Сотрудники колонии совместно с осуждёнными приезжают к этим детишкам с подарками и постановками различных сказок, поучительных притчей. Также осуждённые колонии ходят на праздники в гости к своим соседям из Дома-интерната для ветеранов войны и труда, который расположен вблизи ИКП-№21.

Есть среди отбывающих наказание свой ритуал условно-досрочного освобождения. Осуждённым, которые прошли комиссию по УДО положительно и ожидают решение судебного заседания, остающиеся для дальнейшего отбытия наказания в колонии дают своего рода напутственные слова. Всё это действо происходит в виде концерта-прощания с выходящими на свободу.

О том, что стопроцентно человек исправился говорить нельзя. Равно как и о том, что кто-то совсем не сделал никаких положительных выводов из того, что с ним произошло за последние годы. Как поясняет Сергей Шумигай, “здесь не перевоспитывают”. Если в детстве не воспитали ребёнка добропорядочным человеком, в дальнейшем ему будет тяжело в социуме. Сергей Васильевич акцентирует внимание на том, что в данный момент самое главное — помочь человеку скорректировать его поведение на данном этапе жизненного пути. Первоочередная задача сотрудников колонии — помочь человеку адаптироваться к жизни на свободе и дать понять, что нужно вести правопослушный образ жизни.

Например, пару лет назад из ИКП-№21 освободился осуждённый, к которому неоднократно администрация колонии хотела применить УДО, так как всем своим поведением он доказал, что встал на путь исправления. Однако он сам отказывался от такого шанса выйти на свободу раньше срока, поясняя, что он морально не готов. Здесь же, в колонии, он познакомился с осуждённой девушкой. Когда освободился, дождался её, и они стали жить вместе. Мужчина устроился на работу в строительную организацию областного центра. Конечно, поначалу к нему относились с лёгким недоверием: мол, освободившийся, возможно, и работать-то толком не будет, может, пьющий… Но уже через месяц молодой человек зарекомендовал себя с положительной стороны и был на хорошем счету у руководства и своих коллег. И до сих пор он там трудится и ведёт законопослушный образ жизни.

Есть и отрицательный пример. Ранее отбывавший срок в ИКП-№21 осуждённый вновь попал сюда же. Вёл себя просто замечательно. Никаких нареканий в его адрес не было. Его чуть ли не в пример остальным ставили. Освободился по УДО. Женился на женщине с ребёнком. Маленькая девочка чужого дядю даже папой называла. Прошло определённое время. Сотрудники колонии вместе с осуждёнными в очередной раз посещали Хальчанский детский приют. Каково же было удивление представителей ИКП-№21, когда они увидели среди детишек ту самую, так сказать, приёмную дочь их “положительного героя”. Как оказалось, он бросился во все тяжкие и вместе со своей пассией начал беспробудно пить. А ребёнок остался никому не нужен…

Главной целью исправительного процесса была и остаётся выработка у осуждённых правопослушного поведения, его стимулирование, поддержание управляемости и правопорядка в их среде, предупреждение новых преступлений, формирование уважительного отношения к человеку, нормам и правилам поведения в обществе. Роль исправительных колоний-поселений в жизни человека, отбывшего наказание за совершённый проступок, велика. Однако каждый сам должен понять, кем быть — человеком, мирно существующим среди других людей, или идти по краю пропасти, которая вновь приведёт в места не столь отдалённые. Сотрудники колонии №21 делают всё возможное, чтобы отбывающие наказание в данном учреждении не чувствовали себя изгоями, а ощутили свою значимость в обществе, открыли в себе новые возможности и скрытые таланты. На фото: ветераны службы.
Светлана ВРУБЛЕВСКАЯ.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.