Кoмaндир рoты

000325_467249 Как-то проезжая по улице, я увидел, как старушка с огромной сумкой в руке, поминутно отдыхая, шла по тротуару. Я остановился, открыл дверцу автомобиля и предложил:
— Бабушка, садитесь, я подвезу вас.
Старушка явно обрадовалась.
— Ой спасибо тебе, сыночек. Я уже думала не дойду. А, чей ты, мой дитёнок? Как зовут? Буду молиться за тебя.
Я ответил:
— Василий.

— А фамилия твоя? Я ветковская. Всех знаю.
— Бакаев моя фамилия. Слышали про такого?
— Это Нинки Бакаихи — сын? Хорошо знаю и мамку твою, и батьку. Мишка его звали, а отчество Ефимович. Какой был хороший человек. Работал в школе военруком и на судоверфи работал, и у нас на текстильной фабрике работал. Уважали его все и любили. Многим помогал он. А тебя вот, что-то не знаю.

Мне стало немножко обидно:
— Как же так, бабушка? Я ведь тридцать лет проработал в узле связи. Пенсию вам платили через почту. В райисполкоме работал.
— Нет, внучек мой родной, не знаю. Хотя вижу — сердце у тебя доброе, отцовское. Пожалел вот меня — подвёз.

Приходит время и мы начинаем задумываться: кто мы, откуда, где наши корни? Мама моя умерла 10 лет назад. Для меня она всегда самый дорогой и родной человек. Отец нас оставил, когда мне было три годика, брату — 9 лет, сестре — 10. Мама всегда говорила: “Бросил нас Бакай, водку пил…” Её можно понять как женщину, которая вырастила в то трудное время одна троих детей. Но отец? Как так?! И мы обратились в областной архив с просьбой дать какие-либо сведения о нашем отце. И вот, что мы получили: анкету по приёму в члены ВКП(б) Бакаева М.Е.; автобиографию; рекомендации.

Позвольте мне кратенько ознакомить с анкетными данными отца. Родился мой отец в Амурской области, Благовещенский район, село Волково. Дед был железнодорожником, путевым мастером. В 1924 году деда по назначению перевели в город Краснодар. С ним переехала и вся семья. В 1937 году отец окончил среднюю школу №32 города Краснодара. В 1939 году был призван в РККА и направлен в Благовещенское пехотное училище. В 1941 году ему было присвоено воинское звание лейтенант и дано направление на Ленинградский фронт.

Ленинградский фронт, 1941 год. Представить себе трудно — командир пехотной роты в окружении врагов. Когда, кроме пуль, страшный голод беспощадно косил людей. Шансов выжить у него не было. Я разговаривал с отцом, и он мне поведал: “Было одно желание — дорваться до фашистов и бить, и рвать их зубами за погубленную молодость, за умирающих от голода и бомбёжек ленинградцев, за унижение, которое мы испытали, отступая… и назло Гитлеру, зная, что по его приказу в первую очередь расстреливали коммунистов и евреев”.

Отец в 41-м году подал заявление о приёме в члены ВКП(б), но в 1942 году отца тяжело ранили. Шесть месяцев он лежал в госпитале в городе Сызрани. После выздоровления был направлен на 1-й Белорусский фронт. Восточная Пруссия, город-крепость Кёнигсберг. Гитлер хвастливо заявлял, что её взять невозможно. Но тех людей, которые прошли четыре адовых круга войны, остановить уже было нельзя. И здесь под Кёнигсбергом отец получает второе серьёзное ранение, после которого его, боевого офицера, гвардии старшего лейтенанта, комиссуют в 1945 году и направляют на лечение в город Мариуполь. Туда же после освобождения города Ветки от немецких захватчиков направляют и мать. Она работает официанткой в госпитале. Там они знакомятся с отцом и переезжают на постоянное место жительства в маленький городок, который мы зовём нашей любимой, родной Веткой.

Отец награждён двумя боевыми орденами: орден Красной Звезды и орден Красного Знамени и многими медалями. Кто воевал, знает, чего стоили эти самые, что ни на есть боевые награды, вручённые во время боевых действий. Уже будучи взрослым, я встретился с отцом в 1973 году в городе Краснодаре, после моей службы в СА. Но он не любил говорить о войне.

Умер отец в 1983 году. Похоронен в Краснодаре. И я всё чаще задумываюсь о судьбе своего отца, который выжил там, где выжить нельзя… и победил. Мы сейчас, чуть что случится, — сразу в аптеку, пьём успокоительное. В то время успокоительное было одно… И если он немножко после таких испытаний выпивал… то Бог ему судья.

Прости меня, дорогой мой командир строевой роты, гвардии старший лейтенант. Пухом земля тебе, родной мой отец. Спасибо за всё.

Василий БАКАЕВ.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.