Пусть будет наш посад назван Веткой. Продолжение

(Продолжение, начало в №12)

Нечаянная радость

Старообрядческие толки на Ветке
Старообрядцы на Ветке принадлежали и принадлежат к так называемому поповщинскому толку. В частности, громадное большинство представляет собой приемлющих православных священников, переходящих в старообрядчество и подвергающихся при переходе помазанию миром в знак своего отречения от ереси. Незначительная часть, около двадцати дворов, принадлежит к приемлющим австрийское или белокриницкое священство. Первые имеют недавно выстроенную отличную молельню в честь Покрова Пресвятыя Богородицы. Прежняя ветковская церковь сгорела в 1864 г. во время большого пожара, причем иконостас был спасен. Сохранена была от пожара также колокольня, простоявшая лет двадцать пять, под которой долго собирались старообрядцы для молений. У белокриничан молельня помещается в той же избе, где живет дьячек. Белокриницкое духовенство ветковской молельни держится замкнуто и недоверчиво относится к постороннему наблюдателю. У беглопоповцев в настоящее время священника нет, подыскивают. Это обстоятельство, однако, не мешает им устраивать продолжительныя богослужения, петь и читать священное писание. (Накануне праздников всенощная длится от 4 час. пополудни до 10 вечера. — прим. автора). До настоящаго времени Ветка пользуется большим почетом у старообрядцев. Из разных мест наезжают они сюда молиться и ставит “неугасимыя”. “Неугасимыя” — непрестанное чтение кафизм за покойников при зажженных лампадах. “Неугасимая” сорокадневная стоит 10 руб., годовая — 300 руб.; при этом кафизмы читаются четырьмя чтецами вперемежку; воскресения и праздники при этом пропускаются, но наверстываются при этом по окончании определенного срока.
Современное местечко Ветка
Отправившись из Гомеля на пароходе вверх по р. Соже, через два часа вы приедете в Ветку. Сож течет очень извилисто по зеленым привольным лугам. Кое-где на берегах ея очерчиваются значительной величины курганы. Ветка открывается взору как-то неожиданно, с хорошенькими домиками и частыми веселыми садиками, которые тянутся параллельно реке. По официальным сведениям в Ветке насчитывается 11 тысяч населения, из них старообрядцев теперь только около двух тысяч, большинство же населения евреи. Старообрядцы живут на главной улице, называемой Монастырской, а также на Средней, Галеевке, Ивановке, Худояровке и Косецкой; лучшия улицы те, на которых живут старообрядцы. Дома строят они светлые и просторные в 3 и 5 окон, выходящих на улицу. Дворы обнесены высокими заборами, в каждом дворе высокия, фундаментально сделанныя ворота с крышей и калиткой; кровли, ворота и заборы принято украшать разнообразной, иногда очень красивой, деревянной резьбой. На ночь окна закрываются наглухо плотными ставнями. За воротами около каждаго дома — вкопанная в земле скамейка, над которой большинство устраивает маленький навес, деревянный или железный, чтобы можно было и в дождь сидеть за воротами. Внутри дома стены сплошь устанавляются иконами, перед многими из них горит лампадка, в комнате у зажиточных вы можете насчитать до 10 лампад, — сплошной иконостас.

Одежда

Что касается одежды старообрядцев, то в настоящее время она мало чем отличается от обычной одежды жителей русских местечек. Старики и уставщики, когда идут в молельню, одевают широкие и длинные халаты, а женщины покрываются длинными платками и скрепляют их под подбородком булавкой по-монашески так, как на картине Нестерова “Великий постриг”. В некоторых домах до настоящаго времени хранятся богатейшие старинные женские наряды;  мне, напр., случалось видеть прекрасные парчевые кокошники с сеткой жемчуга, спускавшейся на глаза, парчевые летники, бархатные или шелковые летники с золотой очень дорогой бахрамой, так называемые “азиятки”, — особаго рода сарафаны из дорогого шелка; кисейныя рубахи, вышитыя тамбуром, шелковые “обтегайки”, “холодайки” (коты), “душегрейки”, бархатные с золотым шитьем повойники, огромныя жемчужныя серьги, так называемыя “корзинки”, “малинки”, старинныя янтарныя серьги, т.н. “желудки”, меховыя “жерелки” (накидки) и т.п.

Промыслы. Народные обычаи

В Ветке немало весьма зажиточных старообрядцев, имеющих собственные пароходы и берлины. Многие занимаются сплавом леса, имеют склады соли, идущей в Черниговскую губернию. Некоторые имеют канатныя фабрики. Большинство находит себе заработок на разнаго рода отходных промыслах, преимущественно на каменных работах. летом ветковские старообрядцы разсыпаются в разныя стороны, зарабатывая хлеб на зиму. Осенью возвращаются домой и Ветка оживает, начинаются веселыя попойки. Впрочем, казенная винная лавка здесь торгует всегда как нельзя лучше, так как водку охотно и часто пьют не только мужчины, но и женщины. При появлении гостя, на хозяйском столе немедленно появляется водка и закуска, начинается угощение. Пьют и приговаривают: — Будим живы, здаровы, да Богу милы, а людям, и Бог не угодит! Слова: “чорт не угодит” произносить избегают, потому что “он это любит, чтоб его чортом называли, возвышается, радуется… Вот бесом ежели назвать, это ему не нравится”. Разохотившийся гость или гостья посылает за полбутылкой на свой счет; прежде чем выпить, пьющий с рюмкой в руке, обращается ко всем с пожеланием или просто с ласковым словом: — Игнатьевна! — Андреевнушка! (Андреевна). — Анфим Фомич! — Настинька! — Ну, кушайте на доброе здоровье! А там смотришь, и песню затянули: Выпьем же мы да по рюмочке, Выпьем же мы да по полненькой, Век же наш дуже маленькой… По верованию старообрядцев, есть мученик (Нифантий), который специально помогает от пьянства. ему молятся так: “О, св. мученик Нифантий! Освободи от виннаго запоя…”

Хороводы

Светския песни распространены больше среди молодежи. Да и молодежь избегает их петь в посты; в эти дни принято петь духовные стихи, образцы которых приводятся ниже. Весной девушки и парни устраивают веселые “карагоды” (хороводы) и поют “карагодныя” песни, как, например, — Во лужках, во лужках Во зеленых во лужках Ой ли, ой лю-ли (повторяется после каждых двух стихов) Разливалася вода, Разстилалася трава. Как по той-ли по траве Девки водят карагод. Все девочки хараши, Красавицы пригожи. Адна девка луччи всех, У приборе краше всех, В касе лента шире всех, На ней шубошка ала Душегреечка красна, В карагод гулять пошла. Чьего рода, чьего рода? Как по именью назвать? Мое имя Катерина, Московскаво купца дочь. Атайди малодчик прочь, Гаварить с табой не в мочь, Приступает темна ночь. 

Девишники. Свадьба

В Ветке до настоящаго времени сохранился обычай перед свадьбой устраивать девишники. Когда порешат отдавать девушку замуж, то первым делом “Богу молятся”. Некоторые при этом зовут священника и поют “Всепетую”. За несколько дней до венца в доме родителей невесты бывает девишник. Собираются девушки, подруги невесты, и садятся за стол. Приходят парни. Ставится угощение. Девишник начинается такой песней: Зборщица, зборщица Еленушка, Собрала подружек к отцу во двор. Посадила девушек всех за стол, А сама села выше всех, Склонила головушку ниже всех. — Отступитеся подруженьки! Хочет меня тятенька дарити небольшим даром, Сладким яблочком наливным… На другой день после девишника девушки катаются по улицам “на кавалеров счет”. А как подъедут к жениховой родне, то поют: А в нашево свата Некрытая хата. Купим куль соломы, Покроем хоромы С лозы с березы… Все мы тверезы. Около свекра поют: Стой зять за воротьми, Укройся, закройся соболями, бобрами, Коврами, бобрами, Черными соболями, Штоб я не слыхала, Как батюшка тужить, Матушка гарюить.

После венчанья устраивают вечером званый вечер и молодые дарят гостей медовыми пряниками, являющимися непременной принадлежностью старообрядческой свадьбы.  Гости “отдаривают” молодых деньгами, зерном или домашней скотиной. Особых обычаев, которыми так богаты свадьбы малороссов и белоруссов, на старообрядческих свадьбах не наблюдается.

Уставщики. Келейницы-мастерицы (наставницы)

В деле хранения старинных устоев, особое значение имеют уставщики, всегда участвующие в богослужениях, а также келейницы. Уставщики не могут похвалиться книжной мудростью вообще; вся сила их в твердом знании церковного устава. (Говоря о ветковских старообрядцах я имею в виду приемлющих б. православных священников; но и белокриничане мало чем отличаются от них.) На богослужении они обыкновенно присутствуют в длинных халатах или казакинах и, конечно, с лестовкой (четкой) в руках, большой лестовкой “уставщицкой”; лестовка является непременной принадлежностью всех молящихся, — мужчин и женщин. Приготовляются оне из кожи или из бисера; молящиеся перебирают пальцами сборки (бубочки) и шепчут молитвы; по объяснению уставщиков 4 сборки или бубочки означают 4 евангелиста, 3 — тройцу, 12 — апостолов, 40 — столько недель царица небесная Христа носила, 30 — столько лет Христос на земле жил, и наконец, 17 бубочек означают 17 ветхозаветных пророков. Маленькия сборки перемежаются с большими. — Когда бубочка большая придет, говорят старообрядцы, то надо читать 3 Богуродицы… Особенно благочестивые люди, например, келейницы, каждодневно на лестовках все богослужение “правят”. В келейницы посвящают себя незамужние девушки, большею частью уже пожилыя, “христовы невесты”. Оне живут в маленьких келейках, б.ч. собственных, многия из них занимаются обучением ребятишек часослову, псалтыри и письму церковным уставом. Дети зовут своих учительниц “мастерицами”, и это название утвердилось за ними, теперь их так называют все. В келейке мастерицы “благолепно”, стены почти сплошь уставлены иконами в сияющих ризах и увешаны листками с душеполезными изречениями, сильно накурено ладаном. Что позволено мирскому человеку, то недопустимо келейным. — Мы келейные, наше дело особенно! — говорила мне келейница Васильевна, упрашивая уничтожить ея фотографический снимок. Дело в том, что сначала было она “впала в ересь” и решилась сняться, а потом одумалась… Заветныя думы келейницы достаточно ярко выражены в следующем их любимом духовном стихе: Умоляла мать родная Своё милое дитя, Пред кончиною рыдала, О судьбе его грустя!.. (Стих списан мною в Ветке с старообрядческой рукописи, написанной уставом в недавнее время.) Богомоления келейницы чередуют с обучением ребятишек. В их небольших церковных школках обучение носит исключительно церковный характер, изучают часослов, псалтырь, порядок богослужения… Дети научаются довольно бегло читать по церковно-славянски, но никто никогда не объясняет им смысла читаемого. Сами “мастерицы”, разбирая по-печатному, редко умеют подписать свою фамилию и отличаются крайней умственной неразвитостью. Энциклопедией знаний служат для них рукописныя тетрадки, заключающия разные наивные вопросы и ответы вроде нижеследующаго “разговора 3-х святителей”, списаннаго мною с рукописи, принадлежащей ветковской келейнице. Рукопись написана уставом и озаглавлена так: “Вопросы и ответы. Беседа трех святителей:  Василия Великаго, Григория Богослова и Иоанна Златоуста”. На заглавной странице имеется пометка “Написана сея книга в лето 1898, мес. февр. в неделю 2, день десятый”. Из огромнаго числа вопросов и ответов, содержащихся в рукописи, приведем здесь некоторые, наиболее типичные, напоминающие нам “Голубиную книгу”. Вопрос. Что суть четыре розы на земли? Ответ. То суть четыре евангелиста. В. Что суть 4 восточнии высокопарнии орли едино яйцо снесли? О. То есть 4 евангелиста едино евангелие спесаше и святой церкви предаша, верующим во Христа Бога нашего. В. Что суть амбом проти царских врат? О. То есть камень Гроба Господня. В. Что диакон на амбоне ектинию читаить? О. То проповедуить ангел Господень о воплощении слова Божия. В. Кто восхищен бысть до 3-го небеси? О. Св. Апостол Павел. В. Кто вниде в рай прежде Христа? О. Благоразумный разбойник, иже при кресте Господни был распят. В. От коликих частей сотвори Бог перваго человека Адама? О. Тело от земли, кровь от моря, кости от камене, теплота от огня, очи от солнца, мысли от облака, дыхание от Св. Духа. В. Много ли состав в человеке? О. 246. В. Много ли жил в человеке? О. 365. В. Много ли зубов в человеке? О. 32 зуба. В. Кто состарихся и в матерь свою вошел? О. Адам от земли сотворен и в землю вошел. Земля мать Адамова, Адам сын ея. В. Сколько Адам (про)жил на земле? О. 930 лет и тогда умре в Иерусалиме и погребен бысть во Ефросе…

Заключение

Среди населения Черниговской губ. сложилось мнение о старообрядцах (может быть, на основании прошлаго), как об опасных, не знающих пощады, соседях. Это видно, например, из следующаго ходячаго выражения, которым подразнивают старообрядцев: — Зарежь, тятька, хохла, — говорит будто бы сын отцу, — я посмотрю, как он будет трепыхаться!… В настоящее время ветковские старообрядцы показались нам людьми приветливыми и обходительными, но очень консервативными. Иногда на улице и на базаре вы услышите между подвыпившими старообрядцами (а таковые встречаются весьма часто) необычайно свирепую ругань, не употребляемую в печати; за исключением подобных случаев, их обращение друг с другом и с посторонними людьми весьма дружелюбно. Кроме обычных пожеланий, свойственных русскому человеку, вы услышите от них приветствия и пожелания довольно своеобразныя. Когда застают человека на молитве, говорят: — Ангел вам на молитву! — Спаси Христос! — отвечает другой. Если обедают: — Ангел вам за трапезу! — Спаси Христос. Жалуйте к нам!.. Религиозные обычаи и обряды, ежеминутное опасение не впасть во искушение, — наполняют всю жизнь старообрядца; поэтому особой популярностью пользуются «молитвы Киприановы», против бесовскаго навождения; их списывают на листки и заучивают наизусть. К новшествам по-прежнему относятся опасливо. Некоторые, правда, немногие, (преимущественно женщины), считают, напр., предосудительным позволить себя фотографировать. — Зачем сыматься, — говорили они, — еще греха на душу хватишь!.. Раньше етава ничаво не знали и хлеба больша было!.. В другой раз, увидев, что я фотографирую молодежь, водившую хоровод, старообрядка-старуха разразилась бранью и грозила пойти и сказать «патреотам»… Нужно заметить, что в настоящий момент население Ветки делится на два лагеря, — на «патреотов» и «демократов». Старики и зажиточные старообрядцы состоят в «патреотах» и некоторые из них даже получают «Русское Знамя». Впрочем, более толковые из них уже прониклись сознанием, что та относительная свобода религии, которой они пользуются в настоящее время, завоевана не без содействия «демократов». К инородцам и в частности к евреям старообрядцы относятся терпимо. В 1905 г. в старообрядческой слободе Святской, Черниговской губ. велась усиленная черносотенная агитация, закончившаяся еврейским погромом. В настоящее время, как приходилось наблюдать пишущему эти строки, слобожане стыдятся этого позорнаго дела и жалеют, что не остановили шайки громил. — Канфузно нам теперь это дело, — говорили старообрядцы, — нехарашо… Застоять (защитить) надо було! А то в синагогу ихнюю пошли, заповеди порезали. Нехарашо…

Переселившись в белорусские леса, старообрядцы в течение 200 лет бережно хранят свои старинные устои, хранят вместе с пшеницей и плевелы. Наряду с ценными свойствами народнаго характера приходится наблюдать досадные пережитки, которые могут быть разсеяны исключительно только светом знания. К сожалению, любознательный, живой ум старообрядческих детей вместо знаний принужден воспринимать окаменелые суррогаты, вроде упомянутой выше «беседы трех святителей». Невежество (курс.), впрочем, такое зло, от котораго страдает не одна какая-либо группа населения, оно враг всей России…

Ив. Абрамов. М. Воронеж, Черниговск. губ., 1907 г.

На снимках: Нечаянная Радость, Ветковская школа иконописи. Семья ветковских старообрядцев Коломакиных. Любовь Ивановна и Никита Корнеевич, 1912 год. Фото из семейного архива З.И. Вольской.

Comments (0)
Add Comment